Шумаков Виктор Антонович

«Виктор Антонович никогда не боялся вступать в полемику и выходил победителем из многих дискуссий. Его правоту подтверждало время»
Из воспоминаний коллег

О конструкторе

Виктор Антонович Шумаков родился в 1927 году. С 1952 года работает в Радиотехническом институте имени академика А.Л. Минца. Прошел должности от младшего научного сотрудника до начальника антенного отдела. Принимал участие во всех основных разработках института. Был заместителем главного конструктора по темам «Днестр», «Днепр», «Даугава», «Дарьял» и ответственным разработчиком антенных систем по темам этих РЛС.

«Минц приступил к проекту так называемой зональной системы ПРО «Барьер» Идея заключалась в строительстве на ракетоопасном направлении радиолокационных станций с неподвижными, смотрящими в зенит антеннами, расположенными на расстоянии 100 километров друг от друга. Лучи станций должны были бы создавать три отслеживающие «забора» на пути баллистических ракет. Экспериментальный вариант системы было предложено построить на одном из полигонов Министерства обороны, а боевые системы – по периметру страны, начиная с самого ракетоопасного направления в Заполярье... Фантастичность варианта была осознана позже, а поначалу многие верили в него. В январе 1954 года, приехав с совещания в ВПК, Александр Львович объявил о том, что РАЛАН получила задание разработать предложения по системе противоракетной обороны города Москвы. Задание было сверхсекретным, с ним ознакомили лишь несколько человек. В отделе «А», который возглавлял М.М. Вейсбейн, была образована особая группа конструкторов в составе пяти человек под руководством Е.И. Кирьянова. В состав группы вошел и я. Следует заметить, что мы все, кроме, пожалуй, Б.М. Шурыгина, ранее занимались ускорителями. Практически для всех членов группы предстоящая работа по радиолокационной тематике была новой. Тем более, никто и никогда не занимался вопросами ПРО. Никто из старших руководителей не обладал достаточным опытом в радиолокации ракет. Предстояло многому учиться заново. Наша группа расположилась в отдельной комнате, входить в которую мог только А.Л. Минц. Правда, так продолжалось недолго, около года, в течение которого мы подготовили первые предложения. Перед сотрудниками группы Александр Львович поставил две основные задачи: — изучить существующие материалы, связанные тем или иным образом с обнаружением межконтинентальных баллистических ракет дальнего действия, — на основе изучения траекторий ракет, могущих долететь до Москвы, и изучения свойств самих ракет или их головных частей, предложить возможную систему их обнаружения и определения точек падения за приемлемое короткое время. Г.И. Кирьянов определил обязанности каждого члена группы. А.И. Дзергач занялся вопросами траекторных измерений, построением возможных траекторий, определением времени обнаружения и возможных точек падения головных частей. В.И. Муравьев занялся вопросами точностей РТИ обнаружения, вопросами приемной аппаратуры, достижения приемлемого соотношения сигналов и шумов для обеспечения надежного обнаружения и потенциала радиолокатора. Б.М. Шурыгин занялся изучением систем передачи данных, которые было необходимо применять в предлагаемых локаторах. Мне было поручено обосновать оптимальную длину волны предполагаемого локатора. Нам предоставили возможность ознакомиться с имеющимися материалами по радиолокации баллистических ракет, сосредоточенными в КБ-1. Я был поражен тем, что непосредственно после окончания войны нашлись люди, которые предупреждали об опасности ракетного нападения и предлагали системы для защиты от него. Одним из таких авторов был ученый Хлебцевич, который предложил организовать радиолокационные заборы из узких лучей с помощью параболических зеркал со многими лучами. А.Л. Минц охарактеризовал Хлебцевича как «злостного изобретателя» Хотя предложения были фантастическими, но определенный смысл в них имелся. Результатом работы группы стал отчет, в котором мы обосновали выбор длины волны для подобных систем и в общих чертах определили величины возможных и необходимых потенциалов предполагаемых локаторов. Анализируя распространение радиоволн, оценивая величины потерь в атмосфере и ионосфере и возможные ошибки в измерении дальности за счет искривления лучей в этих средах, мы выбрали диапазон волн 30 сантиметров. Он был наиболее оптимальным с точки зрения минимизации потерь сигнала в среде распространения, а также наименее подвержен искажениям в ионосфере. Мы предложили в системе ПРО использовать локаторы с неподвижными антеннами для формирования трех радиолокационных «заборов» в виде узких лучей, направленных вертикально вверх. По оценкам А.И. Дзергача, ракета последовательно пересекала «заборы", по трем засечкам определялись дальность и два угла цели, и можно было определить точку падения ее головной части. Для проверки принципов будущей системы А.Л. Минц предложил создать ее полигонный вариант, который получил название зонального. В декабре 1954 года на заседании Научно-технического совета были рассмотрены проекты РАЛАН и КБ-1. Члены НТС склонились в пользу последнего. После отклонения проекта в целом А.Л. Минц решил продолжить разработку радиолокатора для решения отдельных вопросов, и в 1955 году коллектив приступил к созданию первой зеркальной параболической антенны. Предполагалось, что разработка подобной антенны докажет реализуемость «зонального» варианта ПРО. А.Л. Минц любил антенную тематику, и, несмотря на то, что в РАЛАНе ранее ею не занимались и специалистов не имелось, не побоялся начать разработку и изготовление такой антенны силами опытного производства. Предназначалась она для радиолокатора, который позволял бы оценивать отражающую поверхность головных частей ракеты в районе их падения. Радиолокатор должен был работать в десятисантиметровом диапазоне, его антенна должна была формировать ряд узких лучей. Угловая ширина луча по азимуту и углу места составляла 0,5 градуса, что потребовало создания параболического зеркала диаметром 12 метров. Такого размера зеркал в СССР еще не было. Изготовить антенну удалось к концу июля 1955 года. Примерно в это же время был сделан уменьшенный макет антенны в диапазоне восемь миллиметров, диаметром один метр. Подходящего помещения для измерений в здании на Фрунзенской набережной не имелось, и решено было использовать длинный коридор и фойе у кабинета А.Л. Минца. Коридор длиной около 30 метров шел от кабинета директора в фойе размером 10 х 12 метров. Антенна с генератором устанавливалась прямо возле кабинета, а ее излучение достигало фойе. Измерения большой 12-метровой антенны из-за ее габаритов не могли проводиться на территории лаборатории, и Минц обратился к начальнику управления по формированию Первой армии ПВО особого назначения генерал- лейтенанту С.Ф. Ниловскому с просьбой провести эти измерения на одном из боевых объектов системы С-25. Разрешение было получено. В том же, 1955 году, на объекте в районе Внукова начались измерения с моделями 12- метровой зеркальной антенны. К октябрю 1955 года окончательно оформилось решение о разработке опытного образца радиолокатора для наблюдения на нисходящем участке траектории ракет, запускаемых с полигона Капустин Яр. Местом падения головных частей баллистических ракет Р-5М, имевших дальность 1200 км, была пустыня Большие Барсуки, недалеко от города Аральска. В отделе, руководимом М.М. Вейсбейном, была организована экспедиция, которая выехала в Большие Барсуки, развернула там радиолокатор и начала наблюдения и измерения отражающих свойств головных частей ракет. Экспедиция продолжалась в течение 1956 – 1957 годов и дала неплохие результаты»
Так рассказывал о первом своем большом проекте ПРО «Барьер» ветеран РТИ Виктор Антонович Шумаков
«Задание было сверхсекретным, с ним ознакомили лишь несколько человек. Однажды мы с главным инженером Н.В. Ожерельевым пришли на прием к заместителю министра авиационной промышленности Кабишеву. Он был уже в почтенном возрасте, и никак не мог понять, зачем нам нужны оцинкованные гвозди, да еще в большом количестве. Гвозди были необходимы для крепления огромного количества узких металлических лент к деревянным балкам антенны. Кабишев проворчал: – Вот скажи, молодой человек, зачем вам эти гвозди нужны? Я решил отделаться шуткой и объяснил, что гвозди позарез нужны лично мне. Мол, дачу строю, какой же ученый без тихого уголка для раздумий... Посмеялся он от души, но желаемое мы получили…»
Из воспоминаний В.А. Шумакова

В 1962 году Радиотехническому институту была задана комплексная научно-исследовательская работа под шифром «Тревога» – со сроком выполнения в конце 1963 года. Перед коллективом была поставлена задача обосновать направления создания системы раннего обнаружения ракетного и авиационного нападения. В результате удалось сформулировать ряд основополагающих требований: была доказана целесообразность разделения системы предупреждения о ракетном и авиационном нападении на две составляющие — предупреждение об авиационном нападении должно осуществляться радиотехническими войсками ПВО и частями радиоразведки, а для предупреждения о ракетном нападении должна быть создана специальная система раннего обнаружения. Были сделаны выводы об ограниченных возможностях станции «Днестр» и о необходимости ее модернизации.

«В процессе модернизации РЛС «Днестр» было предложено с 20 до 14 метров уменьшить размер нового формирующего рупора и расширить его размер в районе щелевой крышки, – рассказывает Виктор Антонович, – я предложил некоторые технологические изменения, и перейти на новую конструкцию антенны удалось без остановки серийного производства на заводе и Таганроге. Новая схема антенны с двусторонним питанием побудила главного конструктора Ю.В. Поляка провести модернизацию антенн РЛС «Днестр» для получения расширенного в два раза сектора – 60 градусов вместо 30»
В.А. Шумаков

Под руководством Виктора Антоновича и при его непосредственном участии в РТИ разработаны и построены: однозеркальная и двухзеркальная многолучевые параболические антенны для экспериментальных РЛС РТИ, которые работали в районе города Аральска (1956-1958гг.), антенны с частотным качанием луча для РЛС «Днестр», «Днестр-М», «Днепр», приемные фазированные антенные решетки для РЛС «Даугава», «Дарьял», «Дарьял-У», «Дарьял-УМ» За период с 1955 по 1992 год Виктор Антонович разработал более 40 экземпляров различных антенных систем, многие из которых не имеют аналогов в мире. По итогам разработки и освоения серийного производства антенн частотного сканирования (30 экземпляров шести модификаций) в 70-е годы В.А. Шумаков был удостоен звания Лауреата Государственной премии СССР.

К портрету конструктора
«Виктор Антонович никогда не боялся вступать в полемику и выходил победителем из многих дискуссий. Его правоту подтверждало время. В последствии многие его оппоненты стали его друзьями, а в институте Шумакова ласково прозвали Вектором Антеновичем»
Из воспоминаний коллег

Поделиться историей

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
Спасибо! Мы получили Вашу историю, после проверки она появится на сайте!