ТАРКОВСКИЙ
Илья Вульфович
«Негласно курировал многие проекты, которые делали военные.
Они приглашали его в качестве эксперта. Точка зрения конструктора
считалась очень авторитетной и уважаемой, а те решения, которые
он предлагал, работали точно и эффективно»

О конструкторе
Был заместителем генерального конструктора по проектированию и заместителем главных конструкторов по проектированию большинства радиолокационных комплексов в Радиотехническом институте имени академика А.Л. Минца (РТИ), созданных РТИ для систем ПРН, ККП и ПРО. Непосредственно участвовал в выполнении проектных работ и руководил ими, начиная с создания первых ускорителей заряженных частиц и заканчивая указанными радиолокационными комплексами. Лауреат Государственной премии СССР в области науки и техники за большой вклад в создание РЛС «Днестр».
Илья Тарковский родился в 1912 году. О юности своей рассказывать не любил, на все вопросы отшучивался: мол, «судите сами, какие детство и молодость могут быть в годы трех больших войн и великой революции у человека со скромным местечковым отчеством Вульфович»!.. Как бы то ни было, а в 1947 году в лабораторию имени Лебедева, которая вскоре была преобразована в Радиотехнический институт, поступил на работу в качестве руководителя конструкторской группы тридцатипятилетний радиофизик Тарковский. И уже до самой старости не покинул института, успев принять участие во многих проектах государственной важности. В 1950 году вступает в эксплуатацию первый отечественный фазотрон — ускоритель заряженных частиц, в разработке которого участвует И. В. Тарковский.

С 1951 года Илья Вульфович участвует в создании первой комплексной системы противовоздушной и противоракетной обороны страны — ЗРК С-25, не прекращая при этом работы над ускорителями. Защищает несколько патентов на изобретения. В 1955 году постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР система С-25 принимается на вооружение. А Тарковский уже в следующем году едет с группой конструкторов РТИ в Сары-Шаган — строить знаменитый полигон и разворачивать на нем экспериментальное радиолокационное оборудование.
Долгое время он был одним из самых секретных объектов страны. Каменистая пустыня, летом — жара неимоверная, зимой грунт промерзает на два метра в глубину. Воды мало, и она так минерализована, что не всякий сможет ее без очистки пить.

Из коммуникаций — одна однопутная узкоколейка, по которой и завозили военными эшелонами весь личный состав, стройматериалы, приборы... Но ведь построили! Уже в самой этой работе по возведению полигона, я даже не говорю о развертывании экспериментальной базы, был пример коллективного героизма наших ученых и военных
— ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ И.В. ТАРКОВСКОГО
29 сентября 1969 года постановлением ЦК и Совмина Радиотехническому институту была поручена разработка радиолокационной станции 5Н79 «Дарьял».
Проработки показали, что максимальное приближение новой высокопотенциальной РЛС к северным широтам страны даст наибольший выигрыш во времени и обеспечит прикрытие большой части территории страны с основного ракетоопасного направления. Исходя из этого, появилась идея поместить станцию на плавсредствах, курсирующих на ограниченном водном пространстве в северной акватории. В начале 1966 года мы с А.Л. Минцем отправились в Ленинград, в Центральное конструкторское бюро. Выслушав наше предложение, главный конструктор ЦКБ объяснил нам, что длительное курсирование плавсредства в ограниченном пространстве не может быть рекомендовано вследствие того, что личный состав не в состоянии выдержать такой режим плавания. Тогда я предложил другой вариант. В августе-сентябре 1966 года на архипелаг Земля Франца-Иосифа с целью изучения возможности строительства радиолокационного узла была направлена экспедиция заказчика во главе с Ф.Н. Городиловым и М.Г. Мымриным.

В состав экспедиции вошли представители строительных и проектных организаций заказчика. От нашего института был включен В.И. Макаров. «Первопроходцы» установили, что наиболее пригодным местом расположения узла является остров Земля Александры... Институту было поручено разработать ТТЗ на аванпроект плавсредства для станции «Дарьял», и ТТЗ на разработку аванпроекта плавучего атомного энергоисточника для нее. В состав радиолокационного узла на острове Земля Александры должны были войти радиолокационный комплекс, казарменно-жилищный комплекс, порт, причал, средства противовоздушной обороны и инженерные сооружения
ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ И.В. ТАРКОВСКОГО
В 1970 годах Илья Вульфович работает над интереснейшей прикладной темой — разрабатывает устройства для автоматического включения источника гарантированного электропитания под сверхмощные радиолокационные станции. Результатом этой работы стал Государственный патент за номером 486420 и обеспечение всех советских дальних РЛС надежным и относительно недорогим бесперебойником. К концу 1970-х годов, в связи с совершенствованием стратегических наступательных вооружений и развитием космической группировки США, значительно возросли требования к тактико-техническим характеристикам радиолокационных станций дальнего обнаружения.

Необходимо было на порядок увеличить пропускную способность РЛС, в два-четыре раза повысить точность измерения дальности до цели, со 150 километров до 15-20 километров снизить минимальную дальность действия, увеличить максимальную дальность до дальности обнаружения искусственных спутников Земли на стационарных орбитах, примерно в 15 раз повысить помехозащищенность...

При этом габаритные размеры новой РЛС, получившей название «Дарьял-У» (усовершенствованная), должны были оставаться такими же, как и у хорошо зарекомендовавшей себя РЛС "Дарьял". Илья Вульфович Тарковский принимал участие и в этом проекте, причем, при создании Красноярского узла РЛС ему даже пришлось отстаивать свои позиции перед членами правительства. Дело в том, что станция в этом районе формально нарушала подписанный в 1972 году договор с США об ограничении стратегических вооружений...
«Зная о том, что сами американцы уже нарушили этот договор возведением одной своей РЛС в Гренландии и уже строят вторую на территории союзной Великобритании, а наш «родной» МИД по этому поводу промолчал, я предложил официально во всех документах объявить нашу новую станцию элементом «мирной» космической программы. Дескать, она предназначена для контроля спутников — и не более того... Предложение было одобрено, но вскоре меня вывели из состава комиссии по «Дарьялу», заменив другим сотрудником «Вымпела»... Одно дело — оригинальничать в принятии инженерных решений, и совсем другое — проявлять изобретательность в политике. Последнее у нас одобрялось далеко не всегда»
ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ И.В. ТАРКОВСКОГО
В 1985 году с группой соратников И.В. Тарковский выступил за присвоение РТИ имени академика А.Л. Минца. В начале 90-х годов войскам ПРО передана на дежурство многофункциональная РЛС «Дон-2Н», отличающаяся повышенной энергетикой, большой точностью и разрешающей способностью. Эта станция уникальна и по праву считается самой точной и чувствительной в мире: В ходе проведённого в 1996 году космического эксперимента «Одеракс» она с нештатным программным обеспечением смогла обнаружить и построить траекторию малых космических объектов диаметром всего в 5 см на расстоянии 500–800 километров! В этом проекте тоже есть вклад И.В. Тарковского... Талантливый конструктор ушел из жизни в 2000 году. А более двух сотен его идей и разработок до сих пор применяются в современных РЛС дальнего обнаружения.