Миронов
Станислав Иванович
Авторитет ученого и упорство в достижении цели позволили поставить в строй новый локатор в самые тяжелые времена для страны
О конструкторе
Станислав Иванович Миронов — главный конструктор РЛС «Волга». В 90-х годах недостроенная станция была законсервирована. цй смог убедить руководство Вооруженных сил восстановить «Волгу». Он руководил завершением монтажа, настройкой и испытаниями. В результате в 2000 году станцию поставили на боевое
дежурство и «Волга» стала первой РЛС СПРН в новой России.
Станислав Иванович Миронов родился 19 августа 1934 года в городе Москва. Во время Великой Отечественной войны с мамой и сестрой были эвакуированы, а отец в 1942 году ушел на фронт, застав окончание войны под Берлином. Семья Станислава Ивановича вернулась в Москву только в 1944 году, поселившись в центре столицы на улице Огарева в большой, на четыре семьи, коммунальной квартире. Станислав Иванович учился в средней школе №135 на улице Горького, нынешней Тверской. В ней учились дети высокопоставленных партийных и государственные чиновников, военнослужащих, ученых. В школе учили и воспитывали лучшие московские педагоги, и ученики, как отмечал Станислав Иванович, учились не за страх, а за совесть.

В старших классах Станислав Иванович подал документы на поступление в тамбовское военное авиационное радиотехническое училище, но по совету отца пересмотрел свой выбор в пользу поступления в Военно-воздушную инженерную академию имени профессора Н.Е. Жуковского.

Окончив школу «Золотым медалистом» и, тем самым, миновав вступительные экзамены в академию, после огромного конкурса на мандатной комиссии Станислава Ивановича зачислили курсантом в 1952 году.

По завершению учебы в своем дипломном проекте Станислав Иванович исследовал тему - «Разработка системы наведения самолета-снаряда бомбардировщика дальнего действия на наземные и морские цели». По совету членов комиссии Главного штаба ВВС Станислав Иванович решил заняться практической работой по созданию радиотехнического вооружения в Центральном научно-исследовательском институте Министерства обороны № 108, который имел свой полигон около озера Балхаш.

В марте 1958 года лейтенант Миронов окончил Военно-воздушную инженерную академию имени профессора Н.Е. Жуковского. По распределению был направлен служить в ЦНИИ №108, располагавшийся на Новобасманной улице столицы. Станислав Иванович был назначен в отдел главного конструктора майора Сосульникова Владимира Пантелеймоновича, который в тот период вел разработку первого радиолокатора дальнего действия «Дунай-2». Локатор предназначался для вхождения в состав экспериментальной системы Противоракетной обороны Москвы. Для нее специально около озера Балхаш в 1956 году создали 10-й Главный летный испытательный центр для отработки экспериментальных радиолокаторов и боевых систем ПРО. Дальняя РЛС главного конструктора майора Сосульникова составляла первый эшелон экспериментальной системы ПРО. РЛС первой обнаруживала ракеты. Второй эшелон составляли радиолокаторы точного наведения, или сокращенно РТН, которые разработали в Научно-исследовательском институте радиоприборостроения под руководством главного конструктора полковника Кисунько Григория Васильевича.
В Приозерске на озере Балхаш был развернут Главный командный вычислительный центр или ГКВЦ. В нем была установлена первая созданная в Советском Союзе ЭВМ под руководством академика Лебедева Сергея Алексеевича. Правда, ЭВМ особой надежностью не обладала. Выходила из строя. Но, тем не менее, экспериментальная система ПРО на полигоне выполняла свои задачи. Вначале цель обнаруживала станция дальнего обнаружения «Дунай-2», которая передавала целеуказания на РТН для того, чтобы взять на сопровождение головную часть ракеты. Более точно измеряли ее координаты. Эти данные передавались в ГКВЦ, где строились траектории полета головной части ракеты и траектория вывода на цель противоракеты В-1000 разработки ОКБ-301. Вот эту первую в Советском Союзе противоракету по заранее выработанной траектории выводили на точку встречи с головной частью ракеты противника.

В тот период Станислав Иванович с коллегами разрабатывали автоматические системы сопровождения. Спустя восемь месяцев после начала службы в ЦНИИ-108, Станислав Иванович вместе с разработчиками, техниками, монтажниками отдела был отправлен железнодорожным эшелоном на полигон Балхаш. В вагонах везли аппаратуру, которая изготавливалась в лабораториях ЦНИИ-108. На полигоне уже стояли смонтированные огромные антенны, которые разработал отдел майора Сосульникова.

За создание «Дунай-2» в составе экспериментальной системы Противоракетной обороны майору Сосульникову и еще некоторым сотрудникам его группы присвоили звание Лауреатов Ленинской премии. Кроме того, Владимиру Пантейлемоновичу, минуя очередное воинское звание «подполковник», присвоили звание «полковник». Станислава Ивановича, старшего лейтенанта, в 27 лет за работу на экспериментальной системе Противоракетной обороны Москвы в 1961 году наградили орденом «Знак Почета».
В 1959 году вышло Постановление Совета Министров СССР о переводе отдела главного конструктора Сосульникова из ЦНИИ-108 на территорию завода №37 на Преображенской площади столицы. Из отдела, и прибывших других специалистов сформировали НИИ-37 – будущий НИИДАР. Директором завода №37 и НИИ-37 назначили в 1959 году известного ученого радиотехника, доктора технических наук Лукина Федора Викторовича, а Сосульникова Владимира Пантейлемоновича назначили главным инженером. Так в Советском Союзе создали предприятие, которое целенаправленно стало разрабатывать радиолокаторы дальнего обнаружения.

Станислав Иванович был назначен на «Дунай-2» техническим руководителем. В его обязанности входило проведение постоянного контроля над состоянием дел на объекте. Там работала команда специалистов НИРТИ, которые проводили экспериментальную работу по влиянию атомных взрывов на аппаратуру дальних РЛС ПРО. Запускалась ракета с ядерным зарядом с полигона Капустин Яр в центр полигона на Балхаше в пустыню. На объекте закрывались все окна, технологические отверстия, люки. Станиславу Ивановичу довелось участвовать в ядерных экспериментах. Персонал объекта укрывался в закрытых наглухо сооружениях. Ядерный заряд подрывался на высоте несколько десятков километров. Таким образом, проверялась работа экспериментальной системы ПРО в экстремальных условиях. На экранах индикаторов РЛС полная засветка – не видно ни целей, ни помех. Результаты этих экспериментов использовались при создании новых дальних РЛС, в тактико-технических заданиях которых специально отмечалось, что они должны работать в условиях ядерных взрывов. Сами сооружения из железобетонных плит дальних локаторов проектировались с учетом выдерживания ударной волны и жесткого электромагнитного излучения от ядерного взрыва.

После успешного эксперимента на полигоне около озера Балхаш главный конструктор полковник Григорий Васильевич Кисунько приступил к созданию ПРО Москвы и центрального промышленного района Советского Союза. А в районе подмосковного города Кубинка, под руководством главного конструктора Сосульникова Владимира Пантелеймоновича, стала создаваться РЛС дальнего обнаружения «Дунай-3», которая проектировалась для обнаружения целей на дальности несколько тысяч километров. В тот период Станислав Иванович работал начальником лаборатории. Участвовал в разработке автоматических систем сопровождения целей. В тот период главный конструктор Мусатов Александр Николаевич разрабатывал эскизный проект усовершенствованного «Дуная-3». Создавалась новейшая дальняя РЛС «Дунай-3У». К созданию этого эскизного проекта был подключен Миронов Станислав Иванович и назначен начальником отдела, состоящего из трех лабораторий, и заместителем главного конструктора по разработке боевых программ, алгоритмов работы РЛС – алгоритма обнаружения, алгоритмов сопровождения целей, классификации целей, формирования выходных сообщений для выдачи их на командные пункты для принятия решения по целям. Эти алгоритмы в виде программ закладывались в специализированные ЭВМ К-340, созданные в НИИДАР. Несколько ЭВМ в автоматическом режиме управляли работой дальней РЛС. Уникальную идеологию этих машин разработал профессор Акушский Израиль Яковлевич. На «Дунае-3У» они работают и во втором десятилетии ХХIвека. Кстати, именно на этой РЛС коллектив НИИДАР впервые стал преобразовывать аналоговые сигналы в цифровые, что значительно повышало возможности локатора по обнаружению целей.
В начале 80-х годов прошлого века США в Западной Германии развернули оперативно-тактические комплексы среднего радиуса действия «Першинг-2» с ядерной боеголовкой с варьируемой мощностью от 5 до 80 килотонн и подлетным временем к территории Советского Союза около 9 минут. В дополнение к ним американцы еще развернули крылатые ракеты наземного базирования «Томагавк» с ядерными боеголовками. Ядерный паритет, сложившийся к середине 70-х годов прошлого века, между военно-политической Организацией стран Варшавского договора во главе с СССР и военно-политическим блоком стран НАТО во главе с США, на Европейском континенте был нарушен.

В то напряженное время Станислав Иванович Миронов был назначен главным конструктором перспективной дальней РЛС «Волга». Первый ее образец предполагалось разместить на Алтае в районе города Бийск. Планировалось, что эта РЛС будет контролировать с восточного направления воздушное и космическое пространство над КНР и США. Однако американцы разместили в Западной Европе свои «Першинги-2» и «Томагавки». Советская дальняя РЛС ПРО «Дунай-3У» в районе подмосковного города Чехова не могла по техническим характеристикам охватить все базы США в Западном стратегическом ракетоопасном направлении. От американских новейших ракет средней дальности, развернутых в нескольких районах в Западной Германии, оказалась не защищенной Москва и весь центральный промышленный регион СССР. Была поставлена задача срочно предпринять меры по созданию надежной обороны против американских ракет.

Станислав Иванович совместно с представителями войсковой части 03863, на вооружении которой стояла СРЛС «Дунай - 3У» - Липатовым И.С. и другими предложил расширить на западном направлении сектор обнаружения «Дуная-3У». Идея заключалась в том, чтобы охватить обзором территорию, где дислоцировались Першинги, таким образом, чтобы траектории ракет проходили через сектор обзора станции, чем создавалась возможность их обнаружения и выдачи траекторной информации по ним на стрельбовые комплексы системы А-135М. Было предложено увеличить девиацию несущей частоты излучения РЛС на несколько мегагерц, что обеспечивало увеличение сектора обзора по азимуту на 3-4 градуса и захват районов дислокации ракет. Предложение было встречено неоднозначно, так как никто не знал, выдержат ли высокочастотные тракты последствия вносимых изменений в характеристики формирования и излучения зондирующего сигнала, и каким образом это будет влиять на длительную эксплуатацию станции. Однако, предложение о реализации путем доработки локатора приняли. В результате Станиславу Ивановичу поручили возглавить это непростое дело на «Дунае-3У». На объекте под Чеховым были созданы необходимые условия, и команда НИИДАРа буквально жила на рабочих площадках. Вначале на восточном секторе обзора усовершенствовали приемники и передатчики. Локатор устойчиво обнаруживал пусти ракет с полигона Капустин Яр. Сектор обнаружения ракет увеличился. Расширение западного сектора обнаружения локатора успели завершить к 22 апреля.
После завершения работы вышло специальное Постановление ЦК КПСС о награждении участников этой работы. Маркова Владимира Ивановича, руководившего в тот период НИИДАР, наградили орденом Ленина за расширение сектора обнаружения «Дунай-3У», а также за создание дальней РЛС СПРН «Дарьял» в Печоре, Станислава Ивановича и еще нескольких сотрудников НИИДАР наградили орденами Трудового Красного Знамени. Остальных конструкторов, инженеров, техников наградили медалями, Почетными грамотами. Орденами и медалями были награждены и немногие из участников этого поистине большого государственного дела из числа военных.

В 1976 году за год до государственных испытаний в 1977 году «Дуная-3У» Мусатов Александр Николаевич стал думать о радиолокаторе нового поколения. Он сформулировал предложение для заказчика ПРО – 4-го Главного управления Минобороны СССР, что на основе новых технологий, отечественной элементной базы 70-х годов прошлого века можно создать твердотельный, цифровой радиолокатор. Военные специалисты из 4-го ГУМО одобрили предложение по перспективному локатору. Проект получил наименование «Волга». В 1977 году под руководством Александра Николаевича разработали тактико-технические требования на новейший локатор. В том же году вышло совместное Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о создании РЛС «Волга». Главному конструктору Мусатову, у которого Станислав Иванович был заместителем, поручили создать эскизный проект перспективной дальней РЛС. С 1979 года началось написание проектов. Замечательные специалисты-ниидаровцы Борис Николаевич Дунаев, Герман Алексеевич Евстропов, Евгений Никитич Белкин, Леонид Викторович Васильев трудились над проектом.

Были поставлены довольно жесткие условия для такой масштабной научно-конструкторской работы - сдача эскизного проекта была установлена на 1982 год. Директор НИИДАР Марков Владимир Иванович изучил техническую документацию «Волги», он засомневался в проекте - верно ли технически создается такая весьма дорогостоящая дальняя РЛС. Здание локатора по проекту планировалось построить в виде гигантского железобетонного шалаша, с наружной стороны которого размещалось антенное полотно, внутри сооружения устанавливались приемные и передающие модули, возбудитель энергии на передающие модули. Такое конструкторское решение вызывало у ряда специалистов института определенные сомнения - получится ли построить подобную дальнюю боевую РЛС для стратегической Системы предупреждения о ракетном нападении? Будет ли РЛС обнаруживать пуски ракет, устойчиво их сопровождать в полете и выдавать их трассы огневым комплексам ПРО для уничтожения? Сомнения директора НИИДАР привели к спорам с главным конструктором проекта «Волга» Александром Николаевичем Мусатовым. Между ними возникли непримиримые отношения, что отражалось на реализации проекта. После определенного разбирательства возникшего спора и последующего конфликта, к сожалению, главный конструктор Мусатов вынужден был уволиться в 1981 году из НИИДАР.
Марков Владимир Иванович предложил назначить Станислава Ивановича главным конструктором РЛС «Волга». Он много лет проработал с главными конструкторами Сосульниковым, Мусатовым, знал тематику радиолокации, имел соответствующий практический опыт. Разрабатывал проект новой цифровой РЛС. Поэтому Миронов Станислав Иванович ответил, что готов возглавить эту работу. Только заметил, что имеет и свои соображения по конструкторскому облику «Волги». Директор института подробно расспросил его, и Станислав Иванович доложил, что он предлагает по новому объекту создать вместо одной позиции, как планировал Мусатов, отдельные приемную и передающую позиции в виде отдельных сооружений, одна сторона которых будет полотном антенны, с разносом в пространстве для исключения взаимного влияния приемного и передающего сигналов и создания помех для РЛС. Вся приемная и передающая аппаратура размещалась бы внутри двух сооружений. Классический тип дальнего радиолокатора, для создания которого коллектив НИИДАР уже имел опыт, конструкторские решения, полученные в период создания всех предыдущих дальних РЛС.

Вариант «Волги» Станислава Ивановича отличался от варианта Александра Николаевича Мусатова. Он планировал создать цифровую дальнюю РЛС с очень широким дециметровым диапазоном рабочей частоты от 400 МГц до более 600 МГц, что конечно повышало помехоустойчивость, точностные характеристики. Однако этот вариант вел к плотному расположению излучателей на полотне передающей антенны. В сложную конструкторскую и техническую проблему выливалось создание такой антенны. Подсчеты бюджетных затрат на такую дальнюю РЛС доходили до миллиарда рублей. Да и сроки создания «Волги» по своему проекту Александр Николаевич планировал значительные. Станислав Иванович же предложил построить в реальные сроки более простой и за меньшие средства цифровой дальний радиолокатор.

Весной 1982 года началось создание эскизного проекта новейшего цифрового локатора. В декабре того же года он был завершен. В том же месяце состоялось заседание государственной комиссии по новой РЛС СПРН - специалисты всесторонне оценивали эскизный проект «Волги». Станиславу Ивановичу удалось доказать верность проекта.

Вначале вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о создании РЛС «Волга» на востоке страны в районе города Бийск. Там провели рекогносцировку. Строители уже готовились делать проектную документацию для возводимого объекта. Однако на западном стратегическом ракетоопасном направлении для Советского Союза возникла реальная угроза из-за размещения США в Западной Германии оперативно-тактических ракет «Першинг», крылатых ракет «Томагавк» с ядерными боеголовками. Вышло новое Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР новый объект СПРН сооружать в Белоруссии для компенсации возникших угроз Советскому Союзу.

Военные в Белоруссии возражали против размещения объекта, но у НИИДАР на этот счет имелось постановление руководства государства, в конечном итоге было предложено провести рекогносцировку в западных областях Белоруссии.
Разбившись на две подгруппы Станислав Иванович с товарищами стали искать подходящее место, и вскоре одна из подгрупп у поселка Ганцевичи обнаружила железнодорожное многопутевое полотно. На нем можно было развернуть пункт приема строительных материалов для будущего строительства объекта. Из Ганцевичей на поселок Синявку шла шоссейная дорога, можно было организовать автомобильное сообщение с объектом. От Ганцевичей в сторону Синявки располагался большой лесной массив, прорезанный просеками, среди заболоченных участков были найдены удобные площадки под приемную и передающую позиции, под военный городок, под многоквартирные дома для офицеров, прапорщиков, гражданских специалистов. Буквально через месяц было получено разрешение на возведение дальней РЛС в районе поселка Ганцевичи и приказано разрабатывать строительную документацию.

Под руководством генерал-полковника Вертелова Константина Михайловича на военном заводе железобетонных конструкций во Внуково строители разработали железобетонный блок в несколько тонн весом, из которых монтировали, в том числе сооружения дальних РЛС последующих поколений. Стены блоков имели защиту от электромагнитного излучения в случае атомного, термоядерного взрывов. Объект, сооруженный из таких мощных элементов, имел большую устойчивость против сокрушительной ударной волны от возможного использования ядерных боеприпасов.

С самого первого колышка Миронов Станислав Иванович находился на объекте и курировал его возведение. Вначале ход строительства развивался очень быстро. В кратчайшие сроки провели все объемные земляные работы, возвели огромные фундаменты из монолитного железобетона под здание передающей позиции РЛС высотой 30 метров, приемной позиции высотой 50 метров. С 1984 по 1987 возведение РЛС быстро продвигалось. С горбачевской перестройкой из-за сокращения бюджетных расходов на оборону государства строительство важнейшего стратегического объекта стало постепенно замедляться. А с распадом Советского Союза в 1991 году вообще прекратилось. Военно-строительные отряды вывели с территории объекта. С окраины Ганцевичей исчез военный поселок «Лихтенштейн».

Заводы кооперации НИИДАР к 1991 году выпустили немало технологической, радиоэлектронной аппаратуры «Волги», которую установили на локаторе. Для производства высокотехнологичных, радиоэлектронных изделий для новейшей дальней РЛС в Днепропетровском машиностроительном заводе, предприятии в городе Желтые воды на Украине создали новые производственные мощности для выпуска аппаратуры передающих и приемных модулей, специальных вычислителей для управления работой огромного локатора. Необходимую документацию для спецвычислителей разрабатывало конструкторское бюро мощного украинского «ДМЗ». В Прибалтике на одном из заводов изготавливались преобразователи радиосигналов. Антенные системы изготавливались в Белоруссии на Гомельском радиозаводе. Радиопрозрачные укрытия для антенн изготавливались на Украине на одном из СКБ Министерства химической промышленности СССР. Украинские ученые создали и выпустили специальные материалы, из которых произвели радиопрозрачные панели укрытий. Их привозили на объект и монтировали. На построенных сооружениях РЛС уже навесили полотна передающих и приемных антенн. Смонтировали излучатели, изготовленные в белорусском ГРЗ. К сожалению, на украинском «ДМЗ» изготовили только часть радиоэлектронного оборудования – 51 шкаф из 360 по проекту с 816 передающими модулями для передающего сооружения РЛС и 72 шкафа из 720 по проекту с 576 приемными модулями для приемного сооружения. Украинские предприятия в 1992 году вообще прекратили производство оборудования для «Волги». В бюджете Минобороны РФ не нашлось средств на завершение создания перспективной, дальней РЛС для национальной системы предупреждения о ракетном нападении. «Волгу» законсервировали.
Несколько лет Станислав Иванович ездил на объект в белорусские Ганцевичи, контролировал состояние установленной технологической и радиоэлектронной аппаратуры.

В 1997 году министром обороны назначили ракетчика, генерала армии Игоря Дмитриевича Сергеева, он прекрасно знал, для каких целей создавалась на западном стратегическом направлении дальняя РЛС «Волга». В 1998 году министр обороны прибыл проверить состояние законсервированного огромного локатора, на котором осталось установить часть аппаратуры. Министру обороны РФ Станислав Иванович доложил, что еще необходимо сделать для постановки локатора на боевое дежурство в СПРН. На локаторе прошло совещание, на котором приняли решение продолжить создание важного стратегического объекта, министр обороны написал поручение своим заместителям неотлагательно заняться объектом. В НИИДАР Станислав Иванович с коллегами разработали такие мероприятия, чтобы в 1999 году начать конструкторские испытания дальнего локатора, а потом поставить его на опытную эксплуатацию, чтобы в 2002 году провести государственные испытания.

Несмотря на указание министра обороны финансирование регулярно и в полном объеме не осуществлялось, урезалось и по нескольку месяцев задерживалось. Но тем не менее, после посещения министра обороны, коллектив Станислава Ивановича смог довести локатор до этапа комплексной настройки. Уже шли работы с включением ограниченного состава аппаратуры, по обнаружению искусственных спутников земли в космическом пространстве в секторе ответственности станции. Локатор видел космические спутники больших размеров. А это уже реальная работа РЛС «Волга», которая входила со всей Системой предупреждения о ракетном нападении в российские РВСН. Успешно были проведены конструкторские испытания «Волги» в сокращенном составе аппаратуры в 2000 году. Поступила команда готовиться к государственным испытаниям, которую Станислав Иванович стал выполнять. «Волга» вышла на госиспытания с аппаратурой в сокращенном составе по причине того, что предприятия на Украине пользуясь своим монополизмом запросили за свою продукцию слишком завышенную цену в американских долларах. Поэтому в МО РФ решили провести госиспытания локатора с сокращенным аппаратным комплексом и в дальнейшем принять в таком составе в СПРН. В соответствующем документе отметили, что в дальнейшем провести наращивание аппаратного комплекса дальнего локатора. То есть на российских предприятиях производить недостающие передающие и приемные модули.

После успешных государственных испытаний, «Волга» работала на опытно-боевом дежурстве в составе СПРН. Однако аппаратный комплекс так и остался сокращенным. А потом стали разрабатываться новейшие, твердотельные, цифровые РЛС «Воронеж-М», «Воронеж-ДМ», метрового и дециметрового диапазонов рабочих волн с воздушным охлаждением радиолокационной аппаратуры. Недостающую приемную и передающую аппаратуру «Волги» не стали производить. Все внимание сосредоточили на РЛС «Воронеж», которые в СПРН стали размещать исключительно на территории России. На «Волге» продолжилась работа с ее аппаратурным комплексом, проводилась его модернизация. К 2011 году были заменены прежние шесть ЭВМ по управлению дальним локатором на новый электронно-вычислительный комплекс «Багет», который занимает меньше места и обладает лучшими техническими характеристиками. Кроме того, он не требует для своего охлаждения воды. Надежность его тоже значительно выше чем у прежних ЭВМ. Также перешли на новейшую, цифровую аппаратуру – ячейки ПЛИС, которая используется в новейших дальних РЛС типа «Воронеж». Благодаря стараниям Станислава Ивановича в период проведенной модернизации из аппаратурного комплекса дальнего локатора «Волга» было убрано 200 технологических шкафов с аппаратурой устаревших ЭВМ. Убрали 120 шкафов в аппаратуре приемного тракта. Перешли на новую, более надежную электронную аппаратуру с воздушным охлаждением вместо водяного громоздкого и дорогого в эксплуатации. Так что с конца 2016 года уже несет боевое дежурство в СПРН модернизированная дальняя РЛС «Волга».