Евстратов
Федор Федорович
О конструкторе
Главный конструктор загоризонтных радиолокаторов «Дуга», «Волна», «Телец». Под его руководством решена задача обнаружения целей за горизонтом, над морской поверхностью, в режиме поверхностного распространения электромагнитного излучения, что позволило создать коротковолновую РЛС «Подсолнух». Она применяется в береговых системах контроля надводной и воздушной обстановки в пределах 200-мильной экономической зоны России.
Главный конструктор, полковник в отставке Евстратов Федор Федорович родился 22 июня 1937 года в городе Могилеве БССР в семье служащего. В Великую Отечественную войну отец Федор Евстратов ушел на войну, и смог отыскать сына лишь в 1944 году, будучи уже командиром автомобильного батальона в звании майора, воевавшего и уцелевшего в Сталинградской битве. Шестилетний Федор рано остался без матери и жил у приютившей его женщины. Отец взял сына с собой на фронт, в действующую армию.

В 1954 году, окончив 10 классов средней школы в городе Ростов-на-Дону, семнадцатилетний Федор Евстратов подал документы на сдачу экзаменов в Военную инженерную радиотехническую академиюим. маршала Говорова Л.А. в городе Харькове. В тот период в этот вуз претендовали на одно место более 20 абитуриентов. В военной академии на последних курсах на специальных, секретных факультетах изучалась многоканальная зенитная ракетная система ПВО С-25 «Беркут», несущая постоянное боевое дежурство по охране и обороне Москвы и центрального промышленного района от вероятного воздушного противника. Курсантам знания давали такие преподаватели, как всемирно известный профессор Ширман Я.Д.. Многие предметы интересно и умело преподавали молодым курсантам известные в стране профессоры, доктора и кандидаты наук.

Курсант Федор Евстратов в 1959 году окончил академию с «красным дипломом». Лейтенанта направили служить на полигон Балхаш в управление генерал-майора Шаракшанэ Або Сергеевича, который за разработку метода испытаний сложных радиолокационных систем стал лауреатом Государственной премии. На полигоне молодой офицер написал и защитил диссертацию. Причем оппонентами у диссертанта были известные в стране и мире ученые и конструкторы по радиолокации - Кисунько Григорий Васильевич и Грушин Петр Дмитриевич. Спустя полтора года после присвоения офицеру ученой степени кандидата технических наук молодого и перспективного ученого перевели служить в столицу в 45-й Центральный НИИ Минобороны СССР. В институте он занимался испытаниями системы противоракетной обороны Москвы и центрального промышленного района А-35. В 45-м ЦНИИ служил полковник Ерохин Юрий Григорьевич. Он заинтересовал капитана Федора Евстратова возможностью распространения радиолокационной энергии в ионосфере и тот стал изучать возможность построения ЗГ РЛС. В результате генерал-майор Або Шаракшанэ назначил капитана Федора Евстратова начальником отдела по загоризонтной радиолокации. Он изучил документы по созданию в Советском Союзе в интересах СПРН коротковолновых радиолокаторов, неоднократно выезжал в 1978-1979 годы на позиции экспериментальной и двух боевых ЗГ РЛС «Дуга». В тот период проходили испытания первого загоризонтного радиолокатора боевой системы под Чернобылем, который обнаруживал старты баллистических ракет с территории США на расстоянии до 10000 километров.
По созданным методикам Федор Евстратов рассчитывал реальные характеристики боевого радиолокатора. Трасса обнаружения пусков ракет с советских ракетных баз для испытания экспериментальной ЗГ РЛС в Николаеве была оснащена средствами измерения прохождения энергии, излучаемой радиолокатором. Перед стартом баллистических ракет пускали ракету с соответствующей аппаратурой, которая измеряла, как изменяется радиолокационное поле на различных дальностях и высотах в ионосфере. Специальные измерители на земле определяли уровень радиосигнала. Трасса пролегала от экспериментального ЗГ локатора через полигон Тюратам и дальше на восток огромной страны до бухты Ольга, где располагался измерительный пункт, и далее на полигон, куда нацеливались запускаемые баллистические ракеты. По получаемым данным с измерительных пунктов, Федор Евстратов анализировал возможности локаторов по обнаружению одиночных и групповых пусков баллистических ракет.

Деятельность военного ученого отметил директор НИИДАР, главный конструктор боевых ЗГ РЛС, Кузьминский Франц Александрович. Он предложил в тот период уже подполковнику, кандидату технических наук Федору Евстратову перейти на работу в институт на Преображенской площади столицы и заняться загоризонтными радиолокаторами. Руководители 45-го ЦНИИ советовали не переходить в НИИДАР, но на все доводы и советы не уходить из престижного военного научного центра Федор Евстратов отвечал, что Франц Александрович сделал уникальное предложение - стать разработчиком загоризонтных радиолокаторов, такая возможность представляется только один раз и он ее использует. В декабре 1979 года подполковник Федор Евстратов, не покидая армии, перевелся из 45-го ЦНИИ Минобороны в НИИДАР Министерства радиопромышленности Советского Союза. В НИИДАР его назначили в научно-исследовательское отделение 3 (нынешний НТЦ-3) начальником созданного специального конструкторского бюро. В тот период в НИО-3 работали опытнейшие конструкторы и инженеры - Лидлейн, Корадо, Ельцов, Шипиро, по капитальному строительству объектов Толстых и еще 500 других весьма подготовленных специалистов.
Спустя всего три месяца после перехода на работу в НИИДАР в 1979 году, начальника СКБ в НИО-3 Федора Евстратова назначили заместителем главного конструктора боевой системы ЗГ РЛС «Дуга». Активно дорабатывался головной образец под Чернобылем, который отлично обнаруживал баллистические ракеты на трассах лоцирования на Восток и неожиданно «слеп» во время работы на трассах обнаружения, пролегающих на Север через полярную шапку ионосферы. Новый заместитель главного конструктора, специалисты НИО-3 изменяли алгоритмы управления аппаратурным комплексом огромного ЗГ радиолокатора, искали пути преодоления энергетического и помехового барьера коварной зоны ионосферы над Северным Ледовитым океаном. В свое время Акимов Валерий Федорович разработал специальный алгоритм адаптации ЗГ РЛС «Дуга» к работе через ионосферу. Этот специалист НИИДАР создал ОЧУР или алгоритм выбора оптимальных рабочих частот, который прошел несколько модернизаций. Последний вариант этой программы для специальной управляющей ЭВМ огромного радиолокатора позволил из 13 обнаружить 12 пусков многоразовых космических кораблей «Шаттл» с космодрома мыса Канаверал в США. Чернобыльская «Дуга» обнаружила 28 января 1986 года гибель американского «Шаттл «Челленджер». Сразу же заместитель главного конструктора Федор Евстратов с ЗГ РЛС «Дуга» под Чернобылем доложил по телефону правительственной связи о трагедии командующему Войсками противоракетной и противокосмической обороны Войск ПВО страны, Герою Социалистического труда, генерал-полковнику Вотинцеву Юрию Всеволодовичу. Военачальник сразу не поверил докладу.

- Мы видели на экране, как развалился «Челенджер», - доложил генерал-полковнику Федор Евстратов.

Спустя несколько часов пришло из США по официальным каналам связи информация о гибели многоразового космического корабля «Челленджер».
Во время ввода в эксплуатацию ЗГ РЛС боевой системы под Комсомольском-на-Амуре расчет обнаружил 24 февраля 1982 года старты стратегических, ядерных баллистических ракет «Минитмен-2». Заместитель главного конструктора Федор Евстратов доложил об этом на командный пункт войск ПРО и ПКО. В ответ ему заявили, что если важнейшая стратегическая информация не соответствует действительности, то полковника Евстратова уволят из Вооруженных сил СССР. А также ему придется отвечать по советским законам за ложную информацию государственной важности. Американцы в СМИ ничего не сообщали о пусках своих новых баллистических ракет. Спустя некоторое время советская разведка установила, что в США эти ракеты запускались в интересах создающейся системы противоракетной обороны. На новый радиолокатор Системы предупреждения о ракетном нападении для проверки реальности такого обнаружения прилетел с комиссией заместитель председателя Военно-промышленной комиссии при Президиуме Совета Министров СССР, Герой социалистического труда Горшков Леонид Иванович. Разработчики и военное командование боевой ЗГ РЛС доложили руководителю военно-промышленного комплекса Советского Союза результаты работы по пускам американских ракет «Минитмен», подтвердили свои слова фотографиями и другими материалами объективного контроля.

В тот период специалисты НИО-3 под руководством первого заместителя главного конструктора Федора Евстратова старались доработать боевой загоризонтный радиолокатор системы «Дуга» под Комсомольском-на-Амуре, чтобы он уверенно обнаруживал старты баллистических ракет с территории США. Выявили погрешности в антенном, передающем, приемном, вычислительном аппаратурных комплексах, алгоритмах и уже знали, как повысить технические характеристики огромного новейшего радиолокатора.
Радиолокационный комплекс загоризонтного обнаружения стартов баллистических ракет «5Н32-Запад», или РЛУ № 1 ЗГ РЛС «Дуга», созданный под руководством главного конструктора Кузьминского Франца Александровича, приняли в опытную эксплуатацию летом 1976 года. В 1982 году на боевое дежурство в СПРН поставили РЛУ № 2 в районе города Комсомольск-на-Амуре. До мая 1986 года, под руководством Франца Кузьминского, Федора Евстратова, Эфира Шустова, специалистов НИО-3 и всего НИИДАР велись доработки огромных коротковолновых радиолокаторов. Взрыв четвертого реактора Чернобыльской АЭС накрыл радиацией РЛУ №1. В мае на чернобыльскую ЗГ РЛС прибыли командующий ПРО и ПКО Войск ПВО страны, генерал-полковник Вотинцев Юрий Всеволодович и первый заместитель главного конструктора НИИДАР, полковник Евстратов Федор Федорович. Они решили спасать новую аппаратуру, созданную в институте, которая предназначалась для модернизации двух радиолокаторов. Специалисты филиала НИИДАР в Николаеве, которые занимались экспериментальной ЗГ РЛС, вывезли с огромного радиолокатора, накрытого радиоактивным облаком, ценнейшие радиоэлектронные изделия, которые еще даже не успели проверить в работе на радиолокаторе. В мирное время рисковали жизнями и совершили коллективный подвиг. Только из-за секретности объекта, о подвиге ниидаровцев не писали в газетах, не показывали по телевидению.

После закрытия РЛУ №1, прекращения там научно-исследовательских и конструкторских работ по совершенствованию аппаратурного комплекса, а потом внедрения новых систем и устройств на РЛУ № 2, постепенно стали сворачиваться доработки на огромном радиолокаторе на Дальнем Востоке. В середине 80-х годов, уже в начальный период, так называемой, перерестройки в нашей стране, стали сокращаться ассигнования на национальную оборону, создание перспективного вооружения. По словам Федора Евстратова, средства на дальневосточную загоризонтную станцию сократили до минимума. В последний раз заместитель Главнокомандующего войсками противовоздушной обороны страны генерал-полковник Сапегин Сергей Сергеевич и полковник Евстратов прилетели на вертолете на боевую позицию в 1986 году. В большом зале командного пункта они увидели гору до потолка неисправных блоков. Она возникла из-за сокращения ремонтной базы на локаторе. Командир воинской части, которая обслуживала ЗГ РЛС, им тогда сказал, что НИИДАР создал отличный загоризонтный радиолокатор. Неисправные блоки заменяют запасными со склада, и РЛС продолжает действовать.
«А потом из-за дальнейшего сокращения средств на новые вооружения для Войск ПВО страны вывели из боевой эксплуатации и РЛУ № 2 на Дальнем Востоке, и это была большая ошибка руководства страны и Минобороны СССР», - отметил полковник в отставке, кандидат технических наук Федор Федорович Евстратов. - «Эту мощную ЗГ РЛС надо было сохранить. При нынешнем уровне вычислительной техники, элементной базы ее вполне можно было доработать, и она бы устойчиво обнаруживала аэровоздушные и баллистические цели в огромном дальневосточном регионе. А после изучения уже созданных боевых ЗГ РЛС «Дуга», полученного опыта по их доработке для устойчивого обнаружения ракет я пришел к выводу, что в тот период мы не сможем из-за слабой изученности ионосферы довести зону устойчивого обнаружения на сверхдальностях до 10 тысяч километров. Следует создавать загоризонтные радиолокаторы для обнаружения различных целей на дальности до 6 тысяч километров». Такую же конструкторскую идею отстаивал Эфир Иванович Шустов.

В 1982 году главнокомандующий ВМФ СССР адмирал флота Горшков Сергей Георгиевич, совместно с министром радиопромышленности Советского Союза Плешаковым Петром Степановичем провели в НИИДАР совещание по оценке возможностей создания многофункционального радиолокатора, который предложил Федор Евстратов. Он должен был обнаруживать поверхностной волной излучения цели в ближней зоне, а в другом режиме обнаруживать цели через ионосферу на одном радиолокационном скачке отражения от нее на дальности до 4 тысяч километров.

После 1986 года дальневосточный радиолокатор передали в николаевский филиал для дальнейшей доработки. Чернобыльская станция попала в зону отчуждения вокруг аварийной АЭС. В НИИДАР полковник Федор Евстратов мог оказаться не у дел. Однако перспективная загоризонтная радиолокация привлекала внимание специалистов своими возможностями. И вот в 1986 году в 4 главном управлении Минобороны СССР решили объединить усилия по загоризонтной радиолокации Войск ПВО страны и Военно-морского флота.
Вот тогда Федор Евстратов и предложил создать радиолокатор, который будет за горизонтом обнаруживать морские объекты. Строить невысокие, длинные антенны, аппаратурный комплекс радиолокатора размещать в контейнерах и транспортируемых, утепленных кабинах для обслуживающего персонала, чтобы их можно было быстро доставить в любую точку на побережье морей, омывающих нашу огромную страну, и соединить в огромный радиолокатор на заранее подготовленной площадке. В институте оказалось немало сторонников, но и противников проекта такого радиолокатора дальнего обнаружения. Одни утверждали, что подобная антенна не сможет принимать отраженные от цели сигналы. Однако перспективный проект поддержал директор НИИДАР Марков Владимир Иванович, который помог в получении средств, создании промышленной кооперации.

Серийные предприятия Минрадиопрома СССР, мощный опытный завод НИИДАР изготовили 100 контейнеров и кабин с приемной и передающей аппаратурой, антенную систему внушительных размеров. Доставка первых грузов пришлась на зиму. Из Владивостока в район города Находка в поселок Киевка по горной дороге длиной в 230 километров, через перевалы 50 контейнеров и кабин перевозили автотранспортом. Морским транспортом 50 кабин и контейнеров доставили в поселок Южноморской, расположенный южнее города Находка. Между приемной и передающей позициями проложили по морскому дну подводный кабель длиной 85 километров для управления передатчиками. На передающей площадке руководил работами по монтажу контейнеров с аппаратурой, их состыковкой, настройкой заместитель главного конструктора, кандидат технических наук Валентин Николаевич Стрелкин. К обеим площадкам построили многокилометровые ЛЭП. В городке на приемной площадке возвели 5 жилых домов из сборного железобетона со всеми удобствами. На передающей площадке восстановили жилые дома сокращенного зенитного ракетного дивизиона.
Выходец из НИИДАР, последний министр радиопромышленности Советского Союза Шимко Владимир Иванович приезжал на созданный ГП-120 «Волна» в бухту под городом Находка, изучал радиолокатор и удивлялся, что как он может обнаруживать цели, когда по всем законам радиолокационной науки он этого делать не должен. И все же он работал.

Для испытания нового загоризонтного радиолокатора главного конструктора полковника Федора Евстратова к бухте к поселку Киевка, где располагалась приемная позиция, подошел в трехбальный шторм сторожевой корабль ВМФ СССР «Летучий». С берега на лодке на борт военного корабля доставили конструктора Виктора Андреевича Собчука. Он должен был контролировать действия командира СКР, чтобы тот вел корабль в утвержденный в штабе Тихоокеанского флота район в ближней морской зоне на дальность в 250 километров. Экипаж СКР и его командир помимо задачи участия в первом испытании ГП-120 «Волна» еще выполнял реальные боевые задачи по поиску подводных лодок, охране большой морской акватории. Виктор Собчук потребовал, чтобы командир точно привел свой СКР в указанный в приказе флотского командования район. «Волна» точно обнаружила в заранее указанных координатах свой первый морской объект СКР «Летучий».

В интересах повышения технических характеристик, доводки аппаратурного комплекса, одну весьма примечательную работу провели ниидаровцы на гидрографическом судне ВМФ СССР «Невельской» под руководством конструктора Виктора Андреевича Собчука. На корабле установили антенны, передатчики, приемники ионосферного комплекса «Авгур-С». Этот морской вариант «Волны» должен был обнаруживать корабли военно-морских сил США в районе базы на острове Гуам. В свою очередь по Гуаму также работала «Волна» с берега из района Находки. Потом два обнаружения должны были сверяться, что позволяло установить, ошибки и выяснять, какие требуются доработки в аппаратуре и алгоритмах управления «Волны».

В 1989 году ГП-120 «Волну» передали ВМФ и поставили на опытную эксплуатацию. В тот период, командующий ТОФ адмирал флота Сидоров Владимир Васильевич после одного случая окончательно поверил в новую ЗГ РЛС в Находке.

Два раза в год от острова Кваджелейн в направлении Филиппин шла авианосная группировка кораблей ВМС США, где происходила ротация американских военно-морских сил. Во время таких походов американцы совершали маневр под названием «ракетная ловушка». Когда корабли входили в зону, в которой советские космические спутники не могли их контролировать, авианосцы вместе с охранением отрывались от основных сил и быстро уходили в определенный морской район и таким образом уходили от возможного удара советских ракет морского, наземного и воздушно базирования. В один из дней 1989 года главному конструктору Федору Евстратову позвонил командующий ТОФ адмирал Владимир Сидоров и спросил, ведется ли обнаружение ГП-120 группировки ВМС США. Получив утвердительный ответ, командующий просил, где авианосец?

- Он оторвался от основной группировки, и сейчас находятся я Японском море, - ответил Федор Федорович.

- А по данным наших космических спутников он сейчас идет на Филиппины в составе американской группировки кораблей, - возразил адмирал.

- «Волна» обнаружила, как он ушел в сторону Японского моря и сейчас авианосец вне зоны действия нашей станции, - отреагировал главный конструктор Федор Евстратов, - можем представить фотографии с экрана индикатора.

В тяжелый период сокращения финансирования флота, адмирал выделил три корабля для перехода из Владивостока во Вьетнам в бухту Камрань, где располагалась советская военно-морская база и военный аэродром. «Волна» их обнаруживала, конструкторы дорабатывали аппаратуру.

Коллектив НИО-3 развернул на ГП-120 работы и по обнаружению воздушных целей. Адмирал Владимир Сидоров выделил самолеты. Они шли по трассе над Находкой, облетали Японские острова и шли на аэродром в Камрань. Во время пролета возле японского острова Иво, расчет «Волны» на экране индикатора отображения воздушной обстановки обнаружил, как от земли оторвались две отметки, которые пошли наперерез отметке от нашего морского транспортного самолета. Об этом сообщили в штаб ТОФ. Экипажу Ан-12 с командного пункта передали соответствующую команду.
В 1992 году после успешных испытаний ГП-120 «Волну» поставили на опытную эксплуатацию для обнаружения авианесущих группировок США на дальностях до 3000 километров. Командиры воинской части по обслуживанию нового загоризонтного радиолокатора буквально спасали «Волну» от разграбления местными охотниками за металлами. Круглосуточно вооруженные военнослужащие охраняли огромную боевую позицию. Однако, несмотря на усилия радиотехнической службы ТОФ сохранить уникальную загоризонтную РЛС «Волна», чтобы она и дальше несла боевое дежурство по охране огромного Дальневосточного региона, в России происходило глобальное сокращение ассигнований на национальную оборону. Воинскую часть на ГП-120 сократили и огромный радиолокатор, который сняли с боевого дежурства и законсервировали, остался без охраны. Спустя некоторое время флотские специалисты и главный конструктор Федор Евстратов, которые прибыли на «Волну» для определения возможности его восстановления для постановки на боевое дежурство, обнаружили, что сделать это уже невозможно - радиоэлектронное оборудование было уничтожено. Уже не представлялось возможности его восстановить.

Главный конструктор, кандидат технических наук Федор Евстратов, понимал, что в военном бюджете нет средств на создание дорогих ЗГ РЛС, работающих через ионосферу, решения научных проблем прохождения через нее радиолокационного сигнала, восстановления того же ГП-120. Поэтому он предложил командованию ТОФ создать надежный и недорогой радиолокатор «поверхностной волны», названный «Подсолнух». Причем использовать уцелевшие от разграбления две кабины с передатчиками. Средства на создание демонстрационного образца для показа возможным заказчикам ВМФ РФ и зарубежным в 1995-1996 годах выделял весьма дальновидный и опытный руководитель Государственного комитета по оборонным отраслям промышленности Глухих Виктор Константинович.
На опытном производстве НИИДАР модернизировали передатчики, которые демонтировали с «Волны» под Находкой и доставили в Москву. В транспортируемой кабине разместили, созданные новые приемники. Была изготовлена новая технологичная антенна. Двумя самолетами «Подсолнух» был перевезен на Камчатку и уже оттуда автотранспортом его перевезли на морское побережье на мыс Первый в районе Камчатской бухты в воинскую часть ВМФ РФ. Работу «Подсолнуха» высоко оценило флотское руководство, командующий группировки разнородных сил России на Камчатке.

В 1999 году изучать новый русский радиолокатор прибыли на Камчатку китайские военные специалисты. Они поставили условие, что если РЛС на расстоянии 200 километров в море обнаружит корабль, то радар купит Китай. Две морские цели «Подсолнух» обнаружил на расстоянии 220-230 километров. Китайцы не поверили. Сказали, что это на экране индикатора отметки от кораблей, созданные имитатором сигналов, который используется для обучения и тренировки боевого расчета. В ответ главный конструктор Федор Евстратов позвонил командующему объединенной группировки войск на Камчатке и попросил направить в море самолет на расстояние 230 километров, чтобы его обнаружил «Подсолнух». На следующее утро на экране индикатора китайские специалисты увидели отметки от двух кораблей, отметку от российского военного самолета, который дошел до места вчерашнего обнаружения и развернулся. Экипаж установил, что это два корабля ВМС США и доложил об этом на командный пункт. На экране было видно, как наш самолет сделал маневр и пошел в сторону Камчатки. В 2003 году НИИДАР заключил контракт с Китаем на поставку трех РЛС «поверхностной волны» «Подсолнух-Э» в экспортном варианте.

Непросто дался НИИДАРУ и главному конструктору «Подсолнуха-Э» Федору Евстратову этот зарубежный контракт. В тяжелые годы разрухи в электронной промышленности России создавались новые РЛС. Закрывались, банкротились, препрофилировались многие предприятия некогда созданной в нашем государстве передовой отрасли промышленности. Институт на Преображенке сокращал опытное производство, персонал, но не отказывался от своего радиолокационного профиля.
Специалисты предприятия, включая главного конструктора Федора Евстратова, работали над строительством мощных радиолокаторов в Китае. Ниидаровские специалисты находили причины и устраняли неполадки в сложнейшей электронной аппаратуре, математических алгоритмах в современных ЭВМ по управлению радиолокаторами. В 2005 году НИИДАР поставил все три русских «Подсолнуха» в Китай.

К началу 2000-х годов постепенно поменялось в России отношение к национальной обороне и Вооруженным силам. Расширилось финансирование военного бюджета. ВМФ РФ заказал у НИИДАР три РЛС с улучшенными характеристиками «Подсолнух». На передающей площадке в Киевке под Находкой, на Камчатке под Петропавловском-Камчатским, в районе города Каспийска на побережье Каспийского моря высятся антенны РЛС «поверхностной волны» «Подсолнух». Наукоемкие системы круглосуточно следят за огромными морскими акваториями, и выдают на командные пункты ВМФ информацию о передвижениях судов и военных кораблей, самолетов.