Алебастров
Валерий Алексеевич
Ведущий специалист НИИДАР в области радиофизики, имел заслуженный авторитет как в институте, так и в организациях Академии Наук СССР
О конструкторе
Валерий Алексеевич Алебастров — главный конструктор загоризонтных средств контроля воздушного пространства. Принимал участие в создании загоризонтного радиолокатора первого поколения «Дуга», предназначенного для обнаружения старта баллистических ракет непосредственно с американского континента. В США его называли «Русский дятел» за характерный стук в эфире.
В нашумевшем сериале "Чернобыль", зрителей особенно поражает вид старой советской радиолокационной станции. Она смотрится масштабно и величественно. Мало кто знает, что большой вклад в ее создание внес сотрудник Ниидар, генеральный конструктор загоризонтных средств контроля воздушного пространства, Валерий Алексеевич Алебастров.

Валерий Алексеевич родился 14 декабря 1941 года в селе Балтай, Балтайского района, Саратовской области. В 1954 году вместе с родителями переехал в город Свердловск и после окончания восьмого класса поступил в Уральский политехникум в 1957 году. В 1961 году был направлен для работы в город Томск на предприятие п/я 153 (ныне АО «Сибирский химический комбинат»). Через три года он поступил на физический факультет Томского государственного университета. После его окончания в 1968 году его распределили на работу в Томский политехнический институт. В этом же году поступил в аспирантуру при институте и для ее прохождения был направлен в «Объединенный институт ядерных исследований».

После окончания аспирантуры в 1971 году Валерий Алексеевич работал в «Объединенном институте ядерных исследований» сначала стажером-исследователем, затем младшим научным сотрудником по тематике «Квантовая теория поля». В 1974 году он защитил диссертацию на соискание кандидата физико-математических наук по специальности «Теоретическая и математическая физика», и в 1975 году поступил на работу в Николаевский филиал (НФ) НИИДАР, где в это время создавали загоризонтный локатор пространственной волны.

Валерий Алексеевич изучил научно-технические проблемы, связанные с созданием алгоритма системы оптимизации частотно-угловых режимов(ОЧУР), лично участвовал в ряде экспериментов по тематике своего отдела, а также в разработке физической картины явлений, лежащих в основе алгоритма ОЧУР. В ноябре 1976 года его назначили начальником лаборатории №35Н/3 НФ НИИДАР.
В 1974-1978 годах силами коллектива НИИДАР была изготовлена, смонтирована и настроена аппаратура изделия 5Н32 РЛУ №2 («Дуга-2») в г. Комсомольск-на-Амуре. В августе 1978 года выполнен первый этап государственных испытаний ЗГ РЛС 5Н32, где научным руководителем был Шустов Э.И., а техническими руководителями Алебастров В.А. и Стрелкин В.Н.

В августе 1979 года Валерий Алексеевич, в то время начальник НИО-1 Николаевского филиала НИИДАР, назначен исполняющим обязанности заместителя начальника НФ НИИДАР по научно-тематической работе.

В июне 1982 года Узел РЛУ №2 с ЗГ РЛС «Дуга» в Комсомольске-на-Амуре был поставлен на боевое дежурство с целью обнаружения в автоматическом режиме массовых и групповых пусков БР с территории США и с Западного испытательного полигона США (на мысе Ванденберг). Однако ТТХ, заданных техническим заданием, достичь не удалось в связи с тем, что функционирование узлов ЗГ РЛС в значительной степени определяется состоянием ионосферы на трассах распространения сигнала и процессами в ионосфере, которые еще недостаточно изучены. Это не позволило разработать достоверную модель загоризонтного обнаружения и привело к ряду ограничений, особенно на приполярных трассах.
В 1982 году для проведения комплексных исследований трассы распространения радиолокационного сигнала в интересах достижения поставленных задач главный конструктор Кузьминский Ф.А. принял решение о создании космического измерительного комплекса 17К124 («Дуга-К»), предназначенного для калибровки двух ЗГ РЛС 5Н32 (Чернобыль и Комсомольск-на-Амуре).Совместно с КБ «Южное» был разработан эскизный проект комплекса «Дуга-К». Вывод на орбиту бортовой аппаратуры 17К124 должен был осуществить космический аппарат 17Ф114 («Тайфун-2»). В состав бортовой аппаратуры входил передатчик, излучающий 100 КВ-сигналов, квазинепрерывно расположенных в диапазоне 5÷28 МГц. Излученные КВ-сигналы должны были приниматься ЗГ РЛС 5Н77 «Дуга» (г. Николаев). Главным конструктором бортовой специальной аппаратуры был к.т.н. Кирякин А.А.
Специалисты НИИДАР Бурцев Н.П., Коновалов А.С., Лухта В.И. под руководством Кирякина А.А. выполнили комплексную настройку всех комплектов бортовой специальной аппаратуры, обеспечили проведение её испытаний в заводских условиях и стыковку с бортовыми системами КА (г. Днепропетровск). Под руководством Алебастрова Валерия Алексеевича специалисты НФ НИИДАР выполнили отработку методологии приема и обработки сигналов на трассе «космос-земля». 6 февраля 1990 года с бортовой аппаратурой 17К124 был запущен «Космос-2059». Прием и обработку радиосигналов, излучаемых с борта космического аппарата, обеспечила ЗГ РЛС «Дуга». Специальная бортовая аппаратура полностью отработала весь срок существования космического аппарата на орбите (около 6 месяцев), обеспечив проведение соответствующего объема наземных измерений.
В начале 1986 года руководителем работ и главным конструктором РЛУ-1 с ЗГ РЛС «Дуга» был назначен Алебастров В.А., чтобы сразу готовить ее модернизациюс учетом результатов «Полярной программы». Но еще до модернизации с ее помощью наблюдали пуски с западного ракетного полигона США – ракеты Minuteman и Midgetman. Всего было отслежено более ста пусков ракет, вероятность обнаружения пуска ракеты составляла 90%. Командный пункт СПРН, куда стекалась информация от всех трех эшелонов этой системы, находился в Солнечногорске. В процессе модернизации чернобыльской станции стали вводить алгоритмы, позволявшие регистрировать не только ракеты, но и самолеты, вплоть до Великобритании. В ноябре 1986 года в Чернобыле планировалось провести государственные испытания уже модернизированной станции,но помешала чернобыльская трагедия.
Валерий Алексеевич 26 апреля 1986 года находился в Киеве и от своего знакомого узнал, что на ЧАЭС произошел взрыв, а уже вечером на вокзале наблюдал первых эвакуированных людей из Припяти. Там же встретил сотрудника с ЗГ РЛС «Дуга», где на тот момент проживало около ста человек с семьями, который подтвердил, что произошла серьезная авария, взрыв, и их эвакуировали. Для них подгоняли автобусы, давали собраться, вывозили и расселяли не только в Киеве, но и в области. Уже в первые дни вся дорога из Чернобыля в Киев была забита автобусами.

Валерий Алексеевич прилетел в Москву, и встал вопрос - можно ли отправлять эвакуированных сотрудников в отпуск? Замначальника управления Валерий Бессмертный сказал ему, что это надолго, и можно отпускать. Но на ЗГ РЛС «Дуга» под Чернобылем стояла суперсовременная по тому времени аналогово-цифровая система обработки сигналов. Стали решать, как перевезти ее на ЗГ РЛС в Комсомольск-на-Амуре. В августе 1986 г. реактор на АЭС уже засыпали графитом и свинцом, и Валерий Алексеевич вместе с сотрудниками НИИДАР и с генералом Кузиковым В.И. прилетели в Чернобыль на вертолете. Всех переодели в специальную одежду, респираторы, бахилы. С ними были медики, радиометрист.
Генерал армии Пикалов В.К. выделил дозиметриста, получили разрешение, и на грузовиках, поездах и самолетами вывезли оборудование. Оно оказалось чистым, поскольку находилось в помещении, защищенным от возможного ядерного взрыва. Привезли, смонтировали его на Дальнем Востоке. Но сказалась общая неразбериха конца 80-х. В основном здании, где стояла аппаратура, текла крыша. Сотрудники вешали на дорогостоящее оборудование полиэтилен, но кончилось тем, что вода замкнула пульт. В ближайшей воинской части у пожарных машин не было воды, и объект сгорел. На этом закончилась работа и второй станции.

14 ноября 1989 года в соответствии с директивой министра обороны СССР РЛУ № 2 ЗГ РЛС «Дуга» в г. Комсомольске-на-Амуре был снят с боевого дежурства.
В 90-х начался тяжелый период в стране, многие объекты были утрачены. По договору с американцами взорвали надгоризонтную станцию в Красноярске. Были взорваны станции в Мукачево, в Скрунде и в Николаеве. Уничтожена антенна и в Чернобыле.

После чернобыльской катастрофы, радиоактивного заражения боевой ЗГ РЛС под Чернобылем и консервации огромного радиолокатора, в 1987 году ЦНПО «Вымпел», и НИИДАР разработали эскизный проект «Корона». Проект создания в западном секторе экспериментальной загоризонтной радиолокационной станции для обнаружения воздушных целей «Корона-Э». В 1987 году приказом генерального директора ЦНПО «Вымпел» главным конструктором ЗГ РЛС «Корона-Э» назначили Давыдова Ю.М. Аппаратуру николаевского опытного радиолокатора доработали специалисты НИИДАР, в институте создали новые алгоритмы управления по обнаружению воздушных целей. ЗГ РЛС «Корона-Э» устойчиво обнаруживала и вела проводку на дальности 2500 - 3000 километров от г. Николаева перехватчиков МиГ-31.
В декабре 1989 года по результатам голосования Валерий Алексеевич был назначен директором Николаевского филиала НИИДАР. В 1991 году в ВПК принимается решение о создании «Короны-Ю» для контроля южного самолетоопасного направления. Но в 1992 году, после создания Минобороны Украины, экспериментальные ЗГ РЛС в Николаеве украинские политики и военные решили использовать для национальной ПВО. Филиал НИИДАР преобразовали в Украинский радиотехнический институт - УРТИ, в котором директором назначили Алебастрова В.А. Используя наработки николаевского филиала НИИДАР и его научный потенциал, институт стал активно разрабатывать боевые загоризонтные средства. На Украине для этого имелись научная база и мощная радиоэлектронная промышленность. На опытно-боевое дежурство на Украине поставили ЗГ РЛС «Корона-Ю». Она обнаруживала воздушные цели на дальности 600 километров по южной границе Черного моря.

В УРТИ под руководством Алебастрова В.А. работали примерно 1500 высококлассных специалистов. Институт нарабатывал статистические данные по экспериментальным ЗГ РЛС, совершенствовал радиоэлектронную аппаратуру. В украинском военном ведомстве активно прорабатывалось создание и использование боевых загоризонтных радиолокаторов для национальной ПВО. Но в 1995 году Минобороны Украины отказалось финансировать полномасштабное развертывание «Короны-Ю» и постановку радиолокатора на боевое дежурство, в том числе в интересах объединенных сил ПВО СНГ. И в сентябре 1995 года уволился с поста директора УРТИ Валерий Алексеевич. С этого момента власти Украины отказались от дальнейших разработок загоризонтных радиолокационных станций.
В 1992 году специалисты НИИДАР инициировали работу по новой станции для контроля европейской части с тремя узлами – в Мордовии, в Омске и на Дальнем Востоке. К тому времени США переместили свои ракеты на субмарины. С 1992 года в рамках ОКР «Контейнер» выполнен большой объем работы по созданию опытного образца РЛС загоризонтного обнаружения воздушных целей пространственной волной. Главным конструктором в 1996 году был назначен Алебастров В.А. Все делалось на энтузиазме, в начале двухтысячных Валерий Алексеевич лично писал Президенту РФ Путину В.В. с просьбой доукомплектовать станцию.

Конструкция «Контейнера» стала легче, и если вибраторы на чернобыльской станции весили каждый по 500 кг, то вибраторы современной станции весят 5-6 кг. Также в отличие от чернобыльской станции, новая станция не требует дополнительной инфраструктуры.

В1999 году. Валерий Алексеевич занял должность главного конструктора НТЦ-3 и пробыл на ней вплоть до ухода из НИИДАР в 2013 году.